Creative, Tasteful, Useful Destruction

Continuing my series of posts from my time as an YPFP Foreign Language Fellow, covering UN Foundation’s Social Good Summit:

Разрушение со вкусом и пользой


Разрушение далеко не всегда означает неприятности и разгром, как показал МастерКласс в первый день саммита посвященного улучшению общества. Часто нужно разрушить старые представления дабы новые парадигмы могли найти себе место и укоренится в обществе. Самым ярким примером того является развитие технологий. Так же как телефон в свое время заменил телеграфы, а компъютеры заняли место, ранее занимаемое печатными машинами, любое новшевство устранеет какой-то старый порядок. Вытеснение старого новым может произойти не только на уровне как-либо технологических инноваций, но и на уровне методов и восприятий. Даниэла Фостер с энтузиазмом поведала о разрушении, в котором самым неожиданным образом учавствовала она сама.

Казалось бы, никому бы не пришло в голову думать о правительстве как о вместилище новшевств. Тем не менее, благодаря усилием Даниэлы и другим прогрессивно настроенным чиновникам, даже закостенелая бюрократия двинулась вперед вслед за другими частями общества. Даниэла со смехом рассказала о попытках ГосДепа соперничать с частным сектором и ввести систему общественной информатики на правительственном уровне. К тому времени как ГосДеп дошел до этого “открытия”, частный сектор уже ушел далеко вперед, и все “прогрессивные” предложения казались безнадежно устеревшими. Так было не раз, и в конце концов, Даниэла предложила прекратить гонки черепахи за зайцем и попросту оседлать зайца.

Она предложила партнерство с частным сектором, что само по себе шло в разлад с предыдущим правительственным подходом. Однако, к немалому удивлению сотрудников Мисс Фостер, разружение удалось на славу. Обоим партнером было что выиграть из такого альянса. Правительство получало новшество на которые у чиновников не было ни денег, ни времени, ни подхода, а частный сектор получал желаемые субсидии на развитие науки и техники. Разрушение однако, просто так не дается. Как Даниэла Фостер, так и Мэри Энн Петрилло, работающая на Сиско, и Питер Симс из 92У, известный своей книгой “Малые Ставки” выразили мнение что без провалов разрушение редко когда удается. Симс утверждал что провалы приводят к росту, улучшению, и даже многим нововведениям, а Фостер, утверждала что в современном обществе, индивидуумы, настроенные на эксклюзивное отношение к прогрессу, обречены на провал, в то время как коммандное или партнерское

отношение к дело приведет к пересмотру закостенелых взглядов и выработке нужных методов. Все участники утреннего обсуждения согласились что развитие сейчас идет по модели партнерства, а старые методы донора-приемника канули в Лету. Каждый участник партнерства в инновации должен вносить соответствующий вклад, каждый несет ответственность, каждый должен правильно оценивать ценности других участников, быть готовым и к провалом и разрушению, и сохранять гибкое отношение к согласованию в коммандных условиях. В таком случае, разрушение будет не накладным, а наоборот, даже через многие провалы, обязателно приведет к важным, полезным, и конструктивным нововведениям.

And the translation is as follows:

Destruction does not always mean problems and chaos, as was demonstrated in the MasterClass for fellows from various young professional programs on the first day of teh UN Foundation’s Social Good Summit. Very often one needs to break down old gestalt so that new paradigms could find their places and take root in society. Development of digital technologies would be the most prominent example. Just as the telephone once came to replace telegraphs, and just as computers took the place, once proudly held by the typewriters, any innovation edges out some old order. The displacement of the old with the new may take place not only on the level of some digital novelties, but also of methods and perceptions. Daniella Foster, the Director of Public-Private Partnerships (PPP) at the State Department, enthusiastically told the tale of destruction, which, in the most unexpected manner, ended up involving her.

It would seem that no one would immediately volunteer the government as a candidate to be a depository of innovations. Nevertheless, thanks to the efforts of Daniella and other progress-minded officials, even such an ossified bureaucracy like the State Department moved forward to join the rest of society in the 21st century. Laughing, Daniella told us about the State Department’s attempts to compete with the private sector and to develop a system of social media on the governmental level. By the time the State Department got to this “innovation”, private sector had already gone very far ahead in terms of its social media practices, and all the “progressive” suggestions appeared hopelessly outdated. This happened time and again, and finally, Daniella suggested ending the race between the turtle and the hare and simply to catch a ride on the hare.

She got the idea of partnering with private industries, which in itself, ran counter to past governmental practices in the area of communications. However, much to the great astonishment of Ms. Foster’s colleagues, this entente worked out well. Both partners had something to gain from such an alliance. The government would receive innovations, for which the officials would otherwise have no money, time, or approach, whereas the private industries would receive desirable subsidies for explorations in science and technology. However, creative destruction, often does not come easy. Just like Daniella Foster, Mary Ann Petrillo, who works for Cisco, and Peter Sims of 92Y, known for his book “Small Bets”, expressed the opinion that without failures, creative destruction is rarely successful. Sims claimed that failures lead to growth, improvements, and even many innovations, whereas Foster stated that in the contemporary society, individuals, with an attitude of exclusivity towards progress, are doomed to failure, while a team or partnership attitude will lead to the review of archaic perspectives and the development of new methodologies. All the participants of the morning discussion concurred that today’s development runs along the partnership model, whereas the old donor-beneficiary model have fallen into oblivion. Each partner in innovation development has to bring something appropriate to the table. Each carries a portion of the responsibility. Each has to be able to correctly evaluate the values of the other participants, to be ready for failures and for destruction, while preserving a flexible mindset towards finding agreement in a team environment. In such cases, destruction will not be problematic; on the contrary, even after many failures, it will inevitably lead to important, useful, and constructive innovations.

The Price of Inaction

Recently, I had the honor of being selected as a Young Professionals in Foreign Policy Foreign Language Fellow, after participating in a writing competition. In that capacity, I got to cover the United Nation Foundation’s Social Good Summit, tweeting and blogging in Russian. Because the Summit touched on so many important issues and topics of interest to me, I decided to repost some of blog entries, and provide the translation below. I will intersperse the entries with other issues of interest.

Когда цена бездействия превышает цену действия

На саммите посвященном улучшению общества немало внимания уделялось использованию цифровых технологий и средств общественной информации для устранения таких распространеных проблем как нищета, последствия кризисов, эпидемии, и разрушение инфраструктур. Автор филмьма “Невидимые дети” Пол Полман упомянул о том, что цена бездействия начинает превышать цену действия. Любое действие в ответ на общественные проблемы чревато последствиями, однако оставлять проблемы без ответа лишь усугубляет неприятности, которые в конце концов стоят обществу намного больше. Этот рефрен повторялся в разных вариациях в течении первого дня саммита. Заместитель Главного Секретаря ООН Ян Элиассон привел связь между развитием инфраструктур, человеческими правами, и миром. Позже, президент Мирового Банка Джим Ёнг Ким подчеркнул что ключ к миру это развитие общества.

Он предложил начать глобальное социальное движение дабы положить конец нищите. Предприниматель Эрнесто Аргуэльо рассказал о своем опыте предоставления доступного жилья рабочим в Центральной Америке. Из его опыта, должный уровень жилищных условий повлиял, даже можно сказать, перевернул жизненую установку рабочих, и превел к объединению в общины, развитию коммунного порядка, соседскому содействию, и самоуважению выраженному в активном желании повысить уровень жизни и положить конец преступности, безотцовщине, отсутствию образования, и прочим общественным проблемам. К сожалению, многие из этих призовов остались в области идеалов. Ораторы приводили лишь довольно общии примеры, и хотя общее настроение казалось оптимистичным, и многои спикеры согласились что так называемое поколение тысячелетников отличается практичным, активным подходом жизни, занимается добровольной деятельностью, и в общем, стремится помочь ближним, конкретные способы помощи не обсуждались, а лишь призывали лидеров среди молодежи искать ответы и возглавлять движение.

Таким образом, многие из речей не слишком отличались от многих подобных конференций, и хотя, в общем, дух был ясен и возразить было бы трудно против благих намерений участвующих, хотелось бы видеть более конкретную программу по ряду четко выраженных вопросов. Более того, в будущем желательно не полагаться на эмоцианальный настрой слушателей, а проявить более четкую связь между упомянаямыми инфраструктурными проблемами, нарушениями человеческих прав и гражданских свобод, и миром. Во многих странах, где наблюдается довольно приличный, или хотя бы растущих, уровень жизни, все-таки проявлются серьезные нарушения прав (например, в Китае и Саудовской Аравии), а мир и стабильность отнюдь не гарантируют хорошую экономику.

When The Price of Inaction Becomes Higher Than the Price of Action

The Social Good Summit devoted much attention to the use of digital technologies and social media towards eradicating such social plagues as poverty, crises aftermath, epidemics, and destruction of infrastructures. Paul Polman, the director of the film “Invisible Children”, mentioned that the price of inaction is growing higher than the price of action. Any action in response to social problems risks negative consequences; however, leaving these problems unanswered only makes the issue worse, and in the end, the price will be much higher. This refrain, with variations, was state repeatedly throughout the first day of the summit. Jan Eliasson, the Deputy of the UN Secretary-General, revealed the connection between infrastructure development, human rights, and peace. Later, Jim Yong Kim, the President of the World Bank, underscored that social development is the key to peace.

He suggested starting a social movement for the sake of ending poverty. Ernesto Arguello, an entrepreneur, narrated the story of his experience providing affordable living to a community of South American laborers. In his experience, an appropriate standard of living affected, or even, one might say, overhauled the attitude and life positions of the workers, leading to communal unity, development of order, neighborly help, and self-respect, evidenced by an active desire to continue raising standard of living and to end crime, fatherlessness, lack of education, and other social issues. Unfortunately, many of these outcries remain the realm of aspirational ideals. The orators provided only the most general of examples, and although everyone’s mood seemed optimistic, and many of the speakers agreed that that the millenial generation is marked by a practical, active life attitude, does community service, and in general, tries to help others, there was no discussion of more concrete types of help. The speakers merely called on young leaders to look for answers and to head social movements.

Thus, many of the talks did not differ all that much from speeches at many similar conferences, and although the spirit of the summit was clear and it would be difficult to argue with the good intentions of the gatherers, one would have liked to see a more concrete, actionable program in response to a better-defined outline of priorities. Moreover, in the future, it would be better not to rely on the emotional sway of the audience, but to reveal more clear links between the above-mentioned infrastructural problems, human rights and civil liberties violations, and peace (or lack thereof). After all, many countries, which pride themselves on a pretty decent, or at least growing, standard of living, may still observe somewhat serious human rights violations (see China and Saudi Arabia). Peace and stability are not at all a guarantee of a good economy, either.